Портрет Собянина: плитка и пластиковые цветочки

>

Пиар-сопровождение московского мэра отражает важные особенности его душевного склада

Сергей Собянин глядит на москвичей отовсюду. С телевизионных экранов, полос издающихся московским правительством газет, страниц заинтересованных в том же правительством журналов. В народной «Вечерке» он сообщал том, что полезного и нужного будет построено, в хипстерской «Афише» рассуждал о велодорожках и современном городском пространстве. 

Столичный мэр разнообразен, но лицо у него одно: строгое, сдержанное, собранное и благообразное. Одет он тоже одинаково, в строгие костюмы — лишь иногда позволяет себе расстегнуть воротничок рубашки или надеть каску строителя. В спортивной куртке бывает запечатлен крайне редко, это такое же уникальное событие, как явление святого отроку Варфоломею. 

Градоначальник официален и хорош неброской номенклатурной красотой. Таким его придумали те, кто отвечает за продвижение образа московского главы в массы.
Какой контраст с развеселым, общительным, щеголявшим в народной кепке, певшим, плясавшим, игравшим на гармошке Лужковым! Опросам общественного мнения, которые касаются первых лиц государства, верить не стоит, но, судя по всему, Лужков действительно был популярен в Москве. Ну и допелся — излишне высокая популярность в наше время опасна. 

АГН «Москва»/Сергей Киселев

Открытие в здании Госдумы выставки, посвященной городской программе благоустройства «Моя улица», с участием мэра Москвы Сергея Собянина

Собянин повсюду, но в стабильно раздраженном перманентным благоустройством городе к нему относятся, мягко говоря, неоднозначно. С этой точки зрения политик идеальный пиаровский продукт, отражение слов великого режиссера Мейерхольда, говаривавшего, что он способен поставить на сцене театра даже телефонную книгу. В окружающей москвича среде создается грандиозный образ мудрого и заботливого Собянина, и ворчащий москвич волей-неволей его принимает: реальность не вполне подтверждает то, о чём говорит реклама, но ведь та вездесуща и так убедительна. 

Живого, неприукрашенного фотошопом и мастерами литературной редактуры мэра удается увидеть нечасто и, по большей части, украдкой. В разгар шумихи вокруг реновации группа районных активистов подстерегла его у здания «Комсомольской правды», где он встречался с журналистами, и сняла на мобильные телефоны. Голос у мэра оказался мужественным, низким, манеры жёсткими, общаться с народом он не захотел, и припустил к машине, сказав, что все будут жить так, как живут сейчас. Это уникальный случай: обычно Сергея Семеновича окружает охрана, и просто так на «мобилку» его не снимешь. 

Великий французский естествоиспытатель Бюффон сказал «Стиль — это человек». Судя по всему, пиар-сопровождение московского главы отражает важные особенности его душевного склада.
Известный журналист Павел Пряников писал о Сергее Собянине в своем блоге «Толкователь» еще в 2011 году — по его словам, тот потомственный старообрядец, часовенный, и его дядя вышел из скита только после смерти Сталина. 

АГН «Москва»/Юлия Годовникова

Тот же Пряников, сообщая, что в школе Собянина прозвали «пескарь», проводил параллели со старообрядческим затаением, недоверием к окружающему миру, привычкой доверять только своим. Так это или нет, но Сергей Семенович воспитывался не в старообрядческом скиту. Он прошел отличную управленческую школу, занимал высокие посты, стал одним из первых людей в стране. 

Выглядеть Собянин хочет так, как его представляют московские медиа: приглаженным, аккуратным, закрытым, — идеальным номенклатурщиком. Фоном его парадного московского портрета являются новостройки и благодарные народные массы.
А фоном обычного портрета, который написал бы рядовой москвич, наряду со зданием мэрии может быть вечно меняющийся московский бордюр, плитка и украшенные пластиковыми фестончиками и цветочками центральные московские улицы… 

Источник: news.ru